Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

апрель

(no subject)

Вот все знают - все говорят - что стихи это Божий дар.
С другой стороны, я сто раз слышала, что, если Бог что-то дает, он обязательно что-то отнимает. И поэтому, мол, у всех поэтов такая жуткая жизнь.
Но я не могу поверить, что Бог что-то дарит не бескорыстно, а баш-на-баш. Бог так не может делать. Следовательно - это не Божий дар, а сами знаете чей. Ну, по логике-то. А с этим я никаких дел иметь не хочу. И вам не советую.

Апдейт: ответила Оле - добавлю этот ответ сюда, так будет понятнее, наверное.
Не от Бога этот дар. Я давно уже - несколько лет назад об этом задумалась. И пришла к выводу, что, скорее всего, красивые и прельстительные слова и звуки являются орудием сатаны. Потому что не существует на свете (сегодня, во всяком случае) Романа Сладкопевца, и нет среди людей святых и чистых настолько, чтобы Бог рискнул им вручить Свой Дар. А все, хоть немного поврежденные мiром, обязательно используют его для прельщения слушающих/читающих - то есть, во вред.
Вот "Мастер и Маргарита" - книга не "богохульственная", не "вредная", но - прельстительная.
апрель

житейское

А давайте я вам расскажу про наш дом. У меня ведь много френдов, которые не знают, как мы выбирались из прошлогодней передряги с потерей филадельфийского, горячо любимого и лелеемого домика.
В общем, когда муж потерял работу, мы некоторое время еще барахтались, пытаясь оплачивать дом и машину, но денег все равно не хватило, и мы просто истратили то малое, что у нас имелось. И оказались лицом к лицу с перспективой пойти жить под мост. Да я еще, как дура, попала в больницу, и мои френды, дай им Бог здоровья и счастья, собирали деньги, которые пригодились все до копеечки на оплату бесчисленных счетов. Очень помогли немногочисленные местные друзья - та же Злата до сих пор нас подкармливает, когда мы выбираемся к ним в Нью-Джерси.

Но я же хотела про дом. Так вот, в самый безнадежный момент один человек, за здоровье которого я буду молиться до конца жизни, прислал нам денег - крупную сумму. Достаточную для того, чтобы мы смогли купить заброшенный дом в одном из многочисленных умирающих городков Пенсильвании. Городок чудесный, я очень его люблю, в нем даже руины красивы. Горы, холмы. И дом - большой, нелепый, ему больше ста лет. Когда мы его купили, в нем не было пола, внешняя дверь на задний двор сгнила и развалилась, водопроводные трубы были отрезаны, окна выбиты и заколочены досками, а батареи размерзлись и полопались. Из-за этого нижний этаж отсырел и покрылся плесенью, потолок внизу обвалился... и мелкие животные там побывали... в общем, мрак. Кто бывал в заброшенных домах, тот поймет. К тому же, дом внутри производил странное впечатление - прежние хозяева лет тридцать-сорок назад пытались модернизировать столетний интерьер и понаделали перегородок, жутких подвесных потолков, ламп дневного света и "деревянных" панелей, призванных прикрыть выбоины стен. Дом двухэтажный, но на самом деле в нем много разных уровней - ступенечка вверх, ступенечка вниз, там переход, там лестничка... Сто с лишним лет назад дом строился на одну семью, потом его разделили надвое и сделали квартиры, пристроили "домик Карлсона" на крыше, а потом решили превратить обратно в односемейный, да так и бросили, не закончив. На втором этаже родные высокие окна в целях экономии тепла были заложены и заменены низенькими "современными" оконцами, и т.п. Так что у нас красивая старинная лестница с добротными деревянными перилами соседствует со "стильным" убожеством начала семидесятых, и пока мы ничего не можем с этим поделать. А так... Ну, мы ведь даже зиму умудрились в этом доме пережить, почти без отопления и без горячей воды. Злата, которая так до нас и не решается доехать, правильно определила тип нашего дома: старая дача. Ну, знаете, щелястые полы, которые муж уже, правда, кое-где подправил, неровная штукатрука, покрытая за столетие многими слоями разной краски, гулкий чердак, темный сырой подвал, разномастная мебель со свалки. Вот разве что дощатого сортира на дворе нет, но зато сантехника, я полагаю, где-то годов шестидесятых :)
Вдобавок, не все помещения мы успели за этот год привести в жилой вид, да и отопление еще не готово. Но - клянусь вам! - у нас уже уютно. Ну, в тех комнатах, которые жилые, конечно. Правда уютно. Свалки, скажу я вам, полезны разными мелочами - настольными лампами, древними полочками, старинными абажурами. Да, я мещанка и вполне охотно признаю это. Мое нищебродство угнетает меня только одним: долгами, остальное ерунда. Я лично могу обойтись без очень многого, а уж без роскоши и подавно. Я люблю этот старый дом, разбитую машину, бедный городок, застроенный домами позапрошлого века. Мне здесь комфортно, хотя на сторонний взгляд понятие комфорта абсолютно неприложимо к нашей сегодняшней жизни.
Это я к чему все: приезжайте в гости. У нас не очень богатый стол, выскомерная кошка и асоциальный пес, но зато я умею печь пироги и хлеб.
апрель

(no subject)

яблони, яблони, выводки ртов грачиных,
кружево белых свадебных майских лат.
бог мне простит, что бога люблю в мужчинах.
в женщинах тоже, но женщины - это ад.

только яблони, только они, похоже,
женскую кротость прячут в душе ствола.
детский мой призрак, помнишь, ты тоже, тоже
яблоне куклу старую отдала.

разве поверит живущий в розовой праге
в пригород, подыхающий от тоски,
чьи беспризорные дети чудят в овраге,
перебирая белые лепестки.

что за причуды, право, у малолеток -
каждый уверен, что ангел следит за ним.
дряхлая яблоня с куклой в развилке веток,
точно старуха с подкидышем неземным.

и цветет из последних, и машет белым,
и качает - весна, мол, гляди, весна...
ангел мой, пока ты по оврагам бегал,
я смотрела на яблони из окна.

мы сейчас о причудах, не о причинах,
я сейчас вообще о чем, не пойму.
вспомнила: я бога люблю в мужчинах.
и потому, конечно, и потому...
апрель

Дворовый романс

Мне бы твое небо, российский двор, розовое вроде,
Сахарные головы облаков, тополиный лепет.
Вот бредет по свету живая тварь, нежное отродье,
И таких, как сам, глиняных щенков из обломков лепит.

Расскажи мне, как на рассвете рот обжигает паста,
Как сигарета с утра горчит, схожая с отчаяньем.
Как идет-бредет по асфальту вброд твой грибной апостол,
Начиная фразу мычанием, кончая молчаньем.

У меня в саду на краю земли сверчковые трели,
Облака лакает соседский кот,- сижу и не двинусь.
А мои дворовые короли все поумирали -
Кто сторчался, кто спился. Кому на вход, а кому на вынос.

Посреди двора призрачный дымок - здравствуй, Старый, как ты?
Погоди, не тай, не улетай, что за разговор?..
В самой середине моей груди нанесен на карты
Беззаборный двор, беззаботный двор, безнадзорный двор.

Иисус хрущоб, шантрапа, торчок, цацка моя, детка,
Былинка - не богатырь, уличный герой...
Кафельная плитка, парадняк, лестничная клетка,
Звонок не работает - тук-тук, я пришла, открой.
апрель

колыбельная по пятницам

седуксен реланиум нембутал
осторожно голову придержи
ничего он просто устал устал
это все небесные куражи

послезавтра вытянем воспарим
что ты там копаешься тут клади
завтра ляжет камушком на груди
камушек покатится рухнет рим

седуксен реланиум перебор
нам бы что полегче бы мимо рта
он же бог да брось ты никто не бог
умирать по пятницам красота

кап... - укрой простынкою - кап... укрой
как там этот градусник тридцать семь
тут никто не ляжет в земле сырой
да земли сырой тут и нет совсем

спи куда он денется встанет в пять
спи настанет завтра настанет рай
светлый послезавтра не умирай
дай ему поспать дай ему поспать
апрель

(no subject)

...Вот святые старцы, например, по мере приближения смерти все больше одухотворялись и просветлялись, становились все прекрасней и прекрасней. Почему же у меня-то с годами душа так испохабилась? Почему я вдруг признала, что деньги имеют какую-то ценность? Почему я не мудрею, наконец, а?..
апрель

(no subject)

* * *
Зазвенят колокольцы. Забудешь, о чём
Говорили, шушукались, пели -
И почувствуешь ангела правым плечом,
Неумело спорхнувшего с ели.

За окном наблюдая движенье небес,
Изумишься случайному снегу,
И присядет на краешек времени бес,
Прокатившись на пятках с разбегу.

По ледянке, по лезвию... вольно едва ль, -
Но стремительно машешь руками.
Безнадежно теряющий память январь
Подо льдом шевелит плавниками.

Занесло твои санки, обрывом скользя
Между Яхве, Христом и Перуном,
Вылетаешь на край, за которым нельзя
Оставаться беспечным и юным.

Крутишь пленку назад, с эпилога - в пролог,
Сердце бьется - вот-вот разобьется,
Обиваешь пимы о высокий порог,
"Богородице Дево" твердишь, как урок...
Новогодний, нестрашный ночной ангелок
На рождественской ёлке смеется.
апрель

(no subject)

Злате

Пахнет ванилью, корицей и белой глазурью,
Каплют дрожащие капли с пустого куста.
Бог, размешавший чернила с берлинской лазурью,
Праздничным, пряным мазнул возле края холста.

В лужах печальные пряничные человечки
Тают, как сладкие замки в прибрежном песке,
Тают их слабые ручки, ванильные плечики,
Глупые головы тонущих в Белой реке.

Нищие ветры листвой набивают котомки,
В шорохе слышно - "прощай", - но не слышен ответ.
Нас не смущают костры, не пугают потемки,
Но заставляет заплакать от жалости свет.

Видишь, еще до рассвета слетевшись к порогу,
Сойки, дрозды и синицы толкутся в кружок?.. -
Это машина, везущая пряники Богу,
Перевернулась у нашей калитки, дружок.
  • Current Music
    Time to say Goodbye to the Gingerbread Man
  • Tags
апрель

(no subject)

Что я за воин, если боюсь сражений?
Что я за птица, если боюсь полета?
Бедность моих глаголов, надрыв спряжений -
Пыльный чердак, выцветщие полотна.

Вот на картине лужи в размокшей глине
Черная птица (тушь), колея, дорога.
А на другой картине - рассвет в пустыне,
Ты на рассвете, город в ладони Бога.

Ты на рассвете, в клочья порвав тетради,
Силишься те клочки - да к сердечным дырам.
(Уголь, белила) - спи уже, Бога ради! -
Рукописи горят, небо воняет дымом.

Кружит душа, как воробей, над телом.
(Тушь, акварель, картон), фронтовые сводки.
Тянешься отыскать в себе, угорелом,
Что-нибудь больше пули и слаще водки.

Эк занесло - точно топор над плахой!..
Тщишься проклясть все, что для смертных свято.
Бедный, сидишь, завесив лицо рубахой, -
Черный зрачок не хочет белого света.

Вроде бы, жив. Вроде бы, весел. Вроде -
Ходишь (картон, гуашь), принимаешь пищу.
А в голубой дали, в городской утробе,
Там, где (асфальт, мелки) отголоски бродят,
Дочка твоя - ангельское отродье -
Крупные закорючки в тетради пишет.